Лекция 1. Товар

Для начала, думаю, нам стоит прочитать вместе первую главу и разобраться в основной идее и методе. Итак, в первом абзаце Маркс недвусмысленно поясняет, что:

«Богатство обществ, в которых господствует капиталистический способ производства, выступает как «огромное скопление товаров», а отдельный товар – как элементарная форма этого богатства. Поэтому наше исследование начинается с анализа товара».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 43


Это первоначальное положение, или, так сказать, отправная точка. Обратите внимание, на использование слова выступает. Всегда будьте внимательны, когда Маркс использует это слово. Выступает не значит является. Оно значит, что в действительности что-то еще другое происходит и нам нужно выяснить что же это. 

Отметьте также, что Маркс рассматривал исключительно капиталистический способ производства. Он не касается античных, социалистических или смешанных способов производства. Для него важно определить капиталистический способ производства в практически чистой форме. Это очень важно помнить во время чтения данного материала. 

Итак, мы рассмотрели первоначальное положение, которое, если задуматься, на самом деле весьма разумно. Кто из нас не имел хотя бы какой-то опыт приобретения товаров? Да его имел каждый! Сегодня, вчера, завтра, каждый день и каждый из нас всегда что-либо покупает, приобретает, расхаживая по магазинам и рассматривая полки и витрины. Но дело тут в том, что Маркс действительно выбрал общий знаменатель, то, что известно и привычно всем нам, то, о чем мы знаем. Мы приобретаем предметы быта, покупаем товары и это абсолютно необходимо для нашего существования. Мы не можем жить без приобретения товаров и предметов первой необходимости. Для жизни нужны продукты питания и прочие предметы, то есть товары. Это простая связь, указанная в первоначальном положении. При этом, возможно, многие отнесутся критично к этому выводу, но здесь мы наблюдаем обычный пример экономической сделки, независимо от того, кто эту сделку совершает, мужчина, женщина, неважно какой национальности, атеист или верующий. 

Затем следует вопрос: о какой экономической сделке идет речь? Начнем с того, что Маркс утверждает, что товар — это то, что удовлетворяет желание и потребность человека. Маркс здесь также намекает, что он не заинтересован в изучении свойств товара, так как этим занимается наука «товароведение». 

В следующем абзаце он говорит:

«Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности. Природа этих потребностей, – порождаются ли они, например, желудком или фантазией, – ничего не изменяет в деле».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 43


Другими словами, Маркс не заинтересован в исследовании товаров с помощью психологических методов, не заинтересован в иных причинах покупки товаров. У людей есть потребность и необходимость в приобретении товаров.

Причины могут быть разные, удовольствие, забава, но первостепенно то, что все, по обыкновению, каждый день приобретают предметы потребления. Далее Маркс обращается к вопросу: Сколько всего товаров потребления существует в мире? Их миллионы! Все имеют разные качества и свойства, и мы по-всякому оцениваем их с точки зрения количественных показателей. Затем мы видим, что исследование способов, а именно многообразие способов применения вещей – это дело исторического развития. Поэтому тоже самое следует сказать о введении общественных мер измерения для количественной стороны полезных вещей.

Различия товарных мер определяются отчасти различной природой самих измеряемых предметов, и по сути являются условными. Полезность вещи делает ее потребительной стоимостью. Первое наше важное понятие – потребительная стоимость. Отметьте его себе. Но, я сейчас не буду углубляться в обсуждение и рассмотрение истории потребительной стоимости, почему она потребительная и прочих подобных вопросов или о том, каким способом она определяется. Я сейчас остановлюсь на самом понятии потребительная стоимость.

Заметьте насколько быстро Маркс абстрагируется. В одном из предисловий он говорит о том, что для социологов, таких, как он, стоит проблема: вы не можете зайти в лабораторию, изолировать предметы и начать проводить эксперименты. Так что для проведения эксперимента вам необходимо использовать то, что Маркс называет «силой абстракции». И после этого вы сразу увидите, что товар – это главное.

Я дистанцируюсь от человеческих потребностей, нужд и желаний, опускаю всякие рассуждения или рассмотрения специфических свойств товаров и вещей. Я всего лишь ориентируюсь только на тот факт, что в каком-то смысле данный товар имеет так называемую потребительную стоимость. Затем он сразу приводит это в середине страницы 126 и говорит:

«В той форме общества, которую мы здесь имеем в виду, то есть, учитывая капиталистический способ производства — все это также является материальными носителями меновой стоимости».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 44


Снова обратите внимание на слово «носители». Товар всегда несет в себе что-то. Речь здесь не о том, что товар сам является чем-то, это именно носитель чего-то, чему нам нужно еще дать определение. И как мы к этому придем?

Если мы взглянем на процессы обмена с точки зрения географии, с точки зрения времени, то мы обнаружим внушительный процесс рыночного обмена. Мы наблюдаем различные соотношения, образующимися между рубашками и обувью в зависимости от времени и места. Также мы наблюдаем различные количественные отношения, например, между пшеницей, парой обуви и тоннами стали. Первое что мы видим в мире обмена – это меновые стоимости, которые не равны друг другу и непрерывно изменяются. Маркс пишет:

«Меновая стоимость кажется чем-то случайным и чисто относительным, а внутренняя, присущая самому товару меновая стоимость представляется каким-то противоречием в определении».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 44


Нам уже кое-что известно о процессах обмена, например, то, что в принципе происходит взаимообмен всех вещей и товаров. Из этого мы можем заключить, что вы всегда можете обменять что-то одно на что-либо другое, чтобы затем обменять на третье и так далее. Вы продолжаете обмениваться, а товары продолжают свое движение из одних рук в другие. И в какой-то момент один товар можно обменять на любой другой товар из всех существующих.
Маркс пишет, что:

«это следует из того, что, во-первых, различные меновые стоимости одного и того же товара выражают нечто одинаковое. А во-вторых, меновая стоимость вообще может быть лишь способом выражения, лишь «формой проявления» какого-то отличного от нее содержания».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 45


Если у меня лежит в руках товар, то я не смогу узнать, что делает его товаром просто разобрав его на составные части. Тут дело в другом. Невозможно выяснить что именно позволяет одному товару обмениваться на другой товар, просто взглянув на его внешний вид.
Для этого необходимо рассматривать товар в движении, в динамике. В движении есть что-то такое что позволяет ему обмениваться на другие товары. Это значит, что они соизмеримы. Но что это за соизмеримость? Откуда она берется? Чем она определяется? Товар является носителем того, что позволяет соизмерять его с другими товарами. Оно не заключено внутри товара, а является его порождением.  Это взаимосвязь внутри товара и она нематериальна.

Далее, возьмем, например, два товара, пшеницу и железо. Здесь Маркс приводит один из своих геометрических примеров, но говорит важную вещь в середине страницы: «каждый из них, поскольку это меновая стоимость, должен поэтому сводиться к третьему», что бы это ни было. И «этим общим элементом не могут быть геометрические, физические, химические или какие-либо иные природные свойства товаров» – говорит Маркс далее в конце страницы.

Мы сталкиваемся здесь с тем, что является довольно важным. Маркс часто изображается грубым материалистом. Всё материально, как мы знаем. Однако, здесь сразу становится понятно, что речь тут совсем не о материальности вещей. Вы можете сколько угодно детально изучать материальность товаров, но вы все равно не узнаете, в чем секрет их соизмеримости и способности к обмену. Вот не узнаете и все. Далее, мы переходим к странице 46, где говорится:

«Как потребительные стоимости товары различаются прежде всего качественно, а как меновые стоимости они могут иметь лишь количественные различия», то есть, какое количество одного обменивается на другое, «следовательно, не заключают в себе ни одного атома потребительной стоимости».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 46


Соизмеримость, о которой говорит Маркс, не образуется вне полезности. Затем Маркс продолжает:
«Если отвлечься от потребительной стоимости товарных тел, то у них остается лишь одно свойство…».

Итак, что это за свойство? А именно то, что они – продукты труда. Это то, что они имеют в совокупности и что потребительная и меновая стоимости есть носители этого качества будучи продуктами труда. Тем не менее, далее Маркс сразу задает вопрос? Что это за тип труда? Стоимость товара не может зависеть от того насколько лениво трудится рабочий. Скажем, мне нужно 15 дней на то, чтобы сшить рубашку. Вы платите мне за 15 дней работы, она должна быть эквивалентом этого времени. А если я пойду и найду кого-нибудь, кто сшил рубашку за 3 дня, то я бы обменялся с тем человеком на 3 дня труда. Поэтому внизу страницы мы читаем следующее:

«Товары уже нельзя отличить, но все они сводятся к одному и тому же типу труда, к абстрактному человеческому труду».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 46


Итак, все движется очень быстро, очень таинственно – потребительная стоимость, меновая стоимость, абстрактный человеческий труд.
Далее:

«рассмотрим теперь, что же осталось от продуктов труда. От них ничего не осталось в каждом случае, кроме одинаковой для всех призрачной предметности».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 46


Маркса интересовали все эти темы о призраках, оборотнях и прочих подобных вещах. Он большой поклонник Мэри Шелли и ее Франкенштейна и всего такого, поэтому вам будет встречаться готические эпитеты и несколько мистический язык.
Идем дальше: 

«Все эти вещи представляют собой теперь лишь выражения того, что в их производстве затрачена человеческая рабочая сила, накоплен человеческий труд. Как кристаллы этой общей им всем общественной субстанции, они суть стоимости – товарные стоимости».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 46


Итак, потребовалось 4 страницы чтобы изложить 3 основополагающие концепции: стоимость, потребительная стоимость, меновая стоимость. Стоимость – это то, что передается в процессе товарного обмена. Это скрытый элемент товара, который делает в принципе все товары обмениваемыми друг с другом.
Так, Маркс затем продолжает:

«Если мы действительно отвлечемся от потребительной стоимости продуктов труда, тогда мы вернемся и обратимся снова к меновой стоимости».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 47


Затем в конце страницы 47 мы определяем меновую стоимость как необходимый способ выражения или форму проявления стоимости. Внешний вид, форма проявления; но теперь вы смотрите на это под другим углом. Есть что-то такое мистическое касательно способности к обмену у всех товаров. Под мистическим я имел в виду то, каким образом все товары могли бы сопоставляться друг с другом. Загадка еще в том, что это – стоимости, но теперь стоимости представлены меновой стоимостью, поэтому меновая стоимость, то есть то, сколько вы на самом деле получаете за продукт на рынке, это и есть выражение стоимости, в чем выражается труд.

Если вы пойдете в супермаркет сможете ли вы увидеть труд, выраженный в товаре? Однако, он имеет меновую стоимость, правильно? Опять же, мнение Маркса: да, так и есть, это все продукты труда, но вы не можете стать свидетелем этого труда, не можете увидеть труд внутри товара. Но в этом есть смысл, так как стоимость товара выражена в цене. Так что, если хотите, меновая стоимость – это выражение чего-то еще. Опять же, сказать, что что-то есть выражение чего-то, не значит сказать, что оно им является. Потому что есть разница между явлением и сущностью. Маркс провел достаточно времени, объясняя природу этого различия и разницы между стоимостью и ее выражением. На 47 странице он пишет:

«Потребительная стоимость, или благо, имеет стоимость лишь потому, что в ней овеществлён, или материализован, абстрактно человеческий труд».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 47


Овеществление – это очень важная концепция. Труд овеществляется в товарах. Эта идея очень важна для Маркса. У вас есть вещь и процесс труда. Какая связь между ними? Это появляется в тексте снова и снова. Процесс труда и вещи. Вещь – это выражение процесса.

Хотите простой пример? Допустим, я прямо сейчас устрою вам экзамен и заставлю написать небольшую письменную работу о том, что означают эти понятия. Затем я поставлю вам оценки по пятибалльной шкале. Какое отношение это имеет к процессу, происходящему здесь? Я имею в виду, что вы можете почувствовать себя очень, очень возмущенными, если я поставлю вам двойку или тройку, если не успеете закончить вовремя. Хотя на самом деле вы стараетесь успеть. В процессе интеллектуального труда вы пытаетесь разобраться в том, что же происходит в этом тексте. Это очень важный процесс. Но если я попытаюсь оценить это как вещь… В общем, в образовании полно таких проблем. Обучение – это процесс. Это люди, которые изучают разные вещи, это процесс мышления. И мы постоянно проверяем насколько хорошо люди занимаются этим процессом через вещи, которые они делают. Диссертации, эссе, статьи, тесты и так далее.

Итак, внешнее проявление, то есть «меновая стоимость», есть что-то, что можно действительно увидеть, но она представляет нечто, что является стоимостью. И мы увидим, что стоимость обнаруживается всегда в движении товаров. И это значит, что процесс труда овеществляется в товаре. Гончар производит горшок и продает на рынке не процесс труда, а готовую вещь. Но вещь не появилась бы без процесса труда. Есть некоторые люди, которые очень любят писать диссертации, но не умеют заканчивать их. Вы можете прийти и сказать: у меня полно блестящих идей! А, ну хорошо, вот ваша степень доктора наук … нет, конечно, вам нужно уметь овеществлять их. И все, кто прошел через это понимают, о чем я. Можно иметь блестящую задумку, но после того, как вы оформите ее на бумаге, то скажете лишь: господи, что за чушь я написал. И Маркс пишет об этих взаимоотношениях. Именно это подразумевает Маркс, когда говорит об овеществлении. Человеческий труд овеществлен в этой штуке, которая называется товаром. Количество произведенных товаров содержит в себе время, затраченное на их производство. И это время имеет свою шкалу – часы, дни и так далее. Опять же, здесь есть отсылка к тому как капиталистический способ производства создает понятие временности. Время… В каком временном ритме существует капиталистический способ производства? Вы должны понять, что время – это деньги. Время определенным образом связано со стоимостью и поэтому даже наши единицы измерения времени начинают нравится нам просто потому что они вписаны в капиталистический способ производства. Маркс пишет в следующем абзаце:

«Вся рабочая сила общества, выражающаяся в стоимостях товарного мира, выступает здесь как одна и та же человеческая рабочая сила, хотя она и состоит из бесчисленных индивидуальных рабочих сил».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 47


Итак, где существует общество, в котором господствует товарный мир? Вы должны рассматривать не отдельно взятые места, а мир в целом. Товарный мир… Где товарный мир находится прямо сейчас? В Китае, Мексике, Японии, России… Это глобальные вещи. Маркс рассматривает не отдельно взятое общество, а капиталистический мир в целом. Таким образом, он рассматривает понятия труда и меры стоимости не конкретно отдельного времени и места, а вообще.  

Системные вещи, описанные Марксом актуальны и сегодня. Более того, они прекрасно описывают глобализацию. В «Манифесте коммунистической партии» Маркс говорит о стремлении буржуазии создать единый рынок; об уничтожении старых отраслей и создании новых. Маркс писал об этом в условиях, когда мир становился более открытым из-за появления парохода, железных дорог и так далее. И он хорошо понимал последствия этого для мировой экономики. Стоимость – это не что-то, что существует только на вашем заднем дворе. Ее определяет товарный мир. Далее Маркс говорит следующее:

«Общественно необходимое рабочее время есть то рабочее время, которое требуется для изготовления какой-либо потребительной стоимости при наличных общественно нормальных условиях производства и при среднем в данном обществе уровне умелости и интенсивности труда».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 47


Это его первое определение стоимости. Стоимость – это общественно необходимое рабочее время. Мне кажется, Маркс думал, что эти загадочные формулировки потребительной стоимости, меновой стоимости и стоимости сойдут ему с рук, поскольку любой, кто читал Рикардо скажет: да это же вылитый Рикардо! И это чистый Рикардо, но с важной поправкой. Рикардо пользовался понятием рабочего времени в качестве стоимости. Маркс использует концепцию общественно необходимого рабочего времени. И вы, конечно, спросите меня: что значит общественно необходимое? Как оно устанавливается? Маркс не дает прямого ответа на этот вопрос. Но, если вы продолжите читать «Капитал», то сможете сами ответить на свой вопрос.

Маркс воссоздает рикардианский понятийный аппарат. Он повторяет Рикардо и как бы говорит: Рикардо что-то пропустил. Недостаточно назвать стоимость рабочим временем. Мы должны задать вопрос: что такое общественно необходимое рабочее время? Как оно определяется? Кто его устанавливает? Это большая проблема. И я бы сказал, что это по-прежнему остается большой проблемой для мирового капитализма. Кто и как определяет стоимость? Я имею в виду, что всем нам нравится думать, что у нас есть свои цены и всем нравится обсуждать их. Но Маркс как бы говорит нам: «послушай, есть стоимость. Она определяется процессом, который мы не понимаем». И это не наш выбор. Это то, что с нами происходит. Если вы хотите понять кто вы и где ваше место в этом водовороте цен, вы должны понять этот процесс. Должны понять, как создается стоимость. И, если вы думаете, что вы можете решить проблему глобального потепления и тому подобные вещи, не выяснив что такое стоимость, то вам лучше перестать обманывать себя. Так вот, Маркс фактически говорит: вы должны понять, то, что он называет общественной необходимостью. И вы должны потратить много времени, чтобы выяснить что именно является общественно необходимым. Он указывает на то, что значение стоимости нигде не фиксируется. И это привычно для Маркса, он постоянно говорит об изменчивости вещей. Например, стоимость меняется в зависимости от производительности труда. Он пишет:

«Так, например, в Англии после введения парового ткацкого станка для превращения данного количества пряжи в ткань требовалась, быть может, лишь половина того труда, который затрачивался на это раньше».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 47


Хорошо, стоимость чувствительна к резким изменениям производительности труда, к технологическим революциям. И бОльшая часть «Капитала» состоит из обсуждений того, как менялась производительность труда и стоимость.
Маркс резюмирует свои размышления на странице 48:

«Итак, величина стоимости определяется лишь количеством труда, или количеством общественно необходимого рабочего времени для её изготовления».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 48


Вот вам определение. Каждый отдельный товар в данном случае имеет значение лишь как средний экземпляр своего рода. Затем он повторяется. Кстати, вы заметите, что он часто делает это. Если вы не понимаете примера с ручным или механическим станком, он вобьет вам в голову эту мысль, повторяя, что стоимость товара не остаётся неизменной.
На 48 странице он говорит: «такое было бы возможно, если рабочее время оставалось постоянным, но последнее изменяется, так как меняется производительная сила труда». Маркс подчеркивает важность науки и техники для капитализма, общественной организации, процесса производства, его масштаба и эффективности. Огромное количество факторов могут влиять на стоимость. Изменения окружающей среды оказывают влияние на стоимость. Наука и техника и так далее.

Итак, у нас есть стоимость, которая меняется под воздействием различных сил, и Маркс даже не пытается категорировать их, он просто предупреждает, что стоимость непостоянна. Но потом происходит что-то странное. В последнем абзаце на странице 49 он вдруг говорит:

«Вещь может быть потребительной стоимостью и не быть стоимостью».

Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 49


Хорошо, с этим можно согласиться. Мы дышим воздухом и до сих пор не умудрились продавать его в банках, хотя все идет именно к этому. Вещь может быть полезной и не быть при этом товаром. Я выращиваю помидоры и сам ем их. Существует много людей, живущих при капитализме, которые делают продукты для себя. Чтобы произвести товар, нужно, чтобы он представлял ценность не для себя, а в первую очередь для других. Причем, этот товар должен быть востребован не феодалом, как при крепостничестве. Товар должен быть востребован на рынке. Таким образом, потребительная стоимость, которую вы производите, отправится на рынок.

Наконец, Маркс говорит, что стоимость не может существовать, если она не приносит пользу. Если вещь бесполезна, то и труд, содержащийся в ней не считается трудом и, следовательно, не создает стоимость. Маркс абстрагируется от потребительной стоимости и получает меновую стоимость. При этом он говорит, что неважно какой труд овеществляется – если он не направлен на удовлетворение чьих-то потребностей, то он не создает стоимости. Таким образом, стоимость зависит от того удовлетворяет она чьи-то потребности или нет. Вы должны суметь продать ее.  Таким образом, от потребительной стоимости мы возвращаемся к идее стоимости.

Это очень интересная структура повествования. И я хочу, чтобы вы в конце каждого раздела подумали над категориальным аппаратом Маркса и над тем как он его использует. Итак, что мы имеем? У нас есть товар. Он обладает двойственным характером. Он имеет потребительную стоимость. А также меновую стоимость. Меновая стоимость – есть выражение чего-то. Что оно выражает? Оно выражает стоимость. Но стоимость бессмысленна, если мы не вернемся к потребительной стоимости. Что такое стоимость? Это общественно-необходимое рабочее время. Итак, если вы владелец дома, то что вас больше интересует – потребительная или меновая стоимость? Вы заинтересованы в обоих вещах. Вы хотели бы одновременно владеть пирогом и съесть его. Это вид противоречия. Если вы хотите пользоваться потребительной стоимостью вещи, то вы не сможете обладать ею как меновой стоимостью. И наоборот.

Но вернемся к структуре. Товар – единственная концепция, имеющая два аспекта. Теперь, когда вы смотрите на товар можете ли вы разделить его напополам и сказать где содержится потребительная стоимость, а где меновая? Нет, это единство. Но в этом единстве есть двойственность. И эта двойственность позволяет определить нам то, что мы называем общественно необходимым рабочим временем. … Это то, что является носителем. Но для того, чтобы быть стоимостью, товар должен быть полезен. И, конечно, через это мы сможем увидеть все проблемы, связанные со спросом и предложением. Если предложение слишком большое, стоимость будет падать. Если маленькое – стоимость будет расти вверх. Таким образом, здесь имеется элемент спроса и предложения. Хотя Маркса не очень интересует это. Для него важно то, что происходит в точке равновесия, когда спрос на товар равен его предложению. Когда они равны, я должен использовать другой вид анализа. Стоимость товара зафиксирована общественно необходимым рабочим временем, какова бы ни была общественная необходимость. Так что здесь мы получаем некую форму, которая позволяет судить о стоимости товара. Мы можем говорить о товарной стоимости. Мы наконец поняли, что товарная стоимость представляет собой общественно необходимое рабочее время.

Я предполагаю, что отчасти здесь работает диалектический метод Маркса. Можно ли сказать, что меновая стоимость является причиной стоимости? Можно ли сказать, что меновая стоимость является причиной потребительной стоимости? Или потребительная стоимость является причиной? Весь этот анализ не предполагает наличие причинности. Он про отношения, диалектические отношения. Можно ли говорить о меновой стоимости, не подразумевая потребительную? Нет. Это невозможно. Можно ли говорить о стоимости без потребительной стоимости? Нет, и это невозможно. Иными словами, вы не можете говорить об этих категориях, не подразумевая все остальное.  Я имею ввиду то, что мы имеем дело с органичным понятийным аппаратом и отношениями между категориями. Но мы также видели, что речь идет о движении, о процессе труда, который овеществляется в потребительной стоимости и выражается в меновой стоимости.  

У нас есть очень интересная концепция, которая не предполагает причинности. Она касается внутренних отношений. И понимая это, мы начинаем встречать определенные противоречия, о которых я говорил. Да, было бы приятно иметь одновременно меновую и потребительную стоимость, но через некоторое время нам нужно сделать непростой выбор. Либо я пользуюсь потребительной стоимостью, либо получаю выгоду от меновой. И это ежедневное решение, которое нам приходится принимать, находясь на рынке.

Итак, Маркс объяснил, как это устроено, но не в смысле причинности. Я хочу, чтобы вы задумались над диалектическим способом мышления, который объясняет некоторые вещи, связанные с выбором, который вы совершаете, находясь в супермаркете. И о вещах, которые вы встречаете в супермаркете. Находясь в супермаркете, вы не увидите сам труд, но вы будете знать, что он овеществлен и выражен в стоимости. Так что все привязано к тому, что люди делают каждый день на постоянной основе. И вы увидите, что этот аппарат может помочь вам, хотя, Маркс не пользуется им так, как я это делаю. Поймите, что это все не пустые абстракции. Ну, так что все это значит? Как все эти вещи помогают понять окружающий мир? Это самый важный вопрос, вытекающий из нашего анализа. Поэтому моя цель состоит в том, чтобы дать вам некоторое представление о том, как читать эту книгу. Это не всегда может срабатывать, но вы должны после чтения каждого раздела останавливаться и задавать себе вопрос: о каких отношениях Маркс пишет здесь? Что эти отношения говорят мне обо всем этом? В моей повседневной жизни, в повседневной жизни других людей, что происходит на рынке и так далее? Что это говорит мне?

Сначала это будет очень сложно понять, как это все соотносится, поскольку Маркс начнет рассказывать истории, вытекающие из этих отношений, и он вырвется из этого, в более глубокое понимание динамики. Так это и работает. Я предложил бы вам вернуться к первому разделу и внимательно посмотреть на то, как раскрываются эти понятия и как они работают в этих условиях. 


Перевод: Роман Голобиани, Даниил Гордеев
Редактура: Роман Голобиани

Смотрите также

Back to top button