Компас еврейского антисионизма

Несколько недель назад немецкий парламент внес законопроект, согласно которому общественное движение BDS определяется как движение «антисемитское». За неимением конкретных примеров и фактов, обвинения ограничились лишь самыми общими фразами о «мрачных периодах немецкой истории», за которые немцам до сих пор стыдно, и о том, что подобное никогда не должно повториться. Дожили… Отныне демонстрантов, сторонников ненасильственного сопротивления политике апартеида приравнивают чуть ли не к нацистским палачам. В связи с этим, подумал я, самое время вспомнить об одной малочисленной, но весьма известной группе израильских леворадикалов, чьи взгляды на методы борьбы против колониализма выходили далеко за рамки мирных шествий и сбора петиций.

Компас еврейского антисионизма

История организации «Мацпен» (ивр. компас) берет начало приблизительно в 1962-м году, когда группа левых диссидентов — Акива Орр, Одед Пилавски, Моше Маховер и Йеремьяху Каплан были исключены из Коммунистической Партии Израиля за антипартийную деятельность. В чем заключались их разногласия с ЦК компартии на тот момент? Из воспоминаний Акивы Орр:

«По сути дела, наши трения с Маки (неофициальное название компартии Израиля) исходили из трех основных пунктов… Мы считали, что Гистадрут должен быть уничтожен, мы отрицали социалистический характер Советского Союза, и мы также утверждали, что ближневосточный конфликт коренится в положении палестинцев, и именно с ними нам в первую очередь стоит сотрудничать, а не с Нассером или Дамаском» 1.

Начнем по порядку. Гистадрут — это аббревиатура, которой называют сеть израильских профсоюзов. Он был основан в 1920 году, во время генерального конгресса еврейских рабочих в Палестине, пять тысяч из которых уже состояло в профсоюзе 2. Отталкиваясь от сионистских доктрин «борьбы за еврейский труд» и «борьбы за еврейскую землю», основатели Гистадрута ограничили членство в профсоюзах только для еврейских рабочих. Интернационализм — как и прочие идеалы, за которые обычно борются социалисты — не был присущ идеологам и практикам так называемого «левого сионизма».

В частности, еще до возникновения Израиля Гистадрут сыграл важную роль в обезземеливании палестинских крестьян после покупки земельных участков, обеспечивая в то же время рабочие места для, как они это называли, еврейского сектора. А десятилетиями длившиеся разговоры о том, что экономический сектор Гистадрута является некой предтечей для построения социализма, как и о том, что этот сектор принадлежит исключительно рабочим, рухнули после возникновения самого государства. Свое истинное лицо Гистадрут показал осенью 1951 года во время забастовки моряков в городе Хайфа. В данной баталии профсоюз (который, к слову, являлся по совместительству владельцем судоходной компании, на которой работали бастующие) оказался по разные стороны баррикад с возмущенными моряками. Давид Бен-Гурион, уже после того, как отдал приказ на жестокое подавление и арест бастующих, охарактеризовал события как «Преступную попытку врагов государства саботировать жизненно-важные артерии нации» 3.

Что же до Советского Союза, то здесь на будущих лидеров Мацпена оказали влияние минувшие в 1959 году события в Ираке и на Кубе. Коммунистическая Партия Ирака, после буржуазно-демократического переворота 14 июля, по указке большого брата из Москвы отказалась продолжать борьбу, что впоследствии обернулось репрессиями и физическим истреблением огромный части иракских коммунистов. Компартия Кубы — как известно, имевшая хорошие отношения с СССР — изначально отрицательно отнеслась к планам Кастро о партизанской войне и изменила свое отношение лишь тогда, когда дела герильерос пошли в гору:

«Для нас основным уроком из события на Кубе и в Ираке послужил тот факт, что коммунистическая партия больше не является революционной силой, даже в моменты, когда революционная ситуация на лицо»4.

Больше всего молодых студентов возмущало отсутствие возможности обсуждать подобные вопросы открыто, они откровенно замалчивались.

В первые пять лет своей деятельности Мацпен не проявлял какой-то особой активности, ограничиваясь теоретической работой и весьма нерегулярным выпуском политической газеты. К моменту войны 1967 года их деятельность сосредоточилась на анализе сионистской идеологии и ее роли в палестино-израильском конфликте. В их заявлении 5, опубликованном в считанные недели до войны написано, что суть конфликта заключается далеко не в абстрактной, «вечной вражде» между двумя народами. На протяжении многих веков до проникновения политического сионизма Палестина, да и весь Ближний Восток в целом был одним из немногих регионов, не знавших пресловутого евреененавистничества. Тем более, конфликт вспыхнул бы и в случае, если бы на месте еврейских поселенцев и палестинских крестьян были бы представители каких-либо других наций. Государство Израиль — продукт постепенной колонизации земель, во главе которой стояло сионистское движение. Колонизации, совершаемой под покровительством империализма и жертвой которой стали обычные палестинские труженики.

Решение конфликта мацпеновцы видели в «десионизации Израиля», заключающейся в массовом восстании и вооруженном свержении сионистского правительства вместе с последующей ликвидацией его институтов и правовой системы, а также признания права палестинских беженцев на возвращение домой. Безусловно, перспектива оказаться этническим меньшинством в буржуазном государстве во главе с арабскими националистами не особо прельщала еврейским массам, поэтому конечной целью предлагалась дальнейшая интеграция двух наций в единую ближневосточную федерацию, основанную на социалистических началах и равноправии всех населяющих ее народов. Поэтому, неоднократно заявляли лидеры организации — борьба арабо-еврейского рабочего класса Палестины против сионизма является лишь звеном, частью освобождения всего Ближнего Востока от реакционных режимов. Воззрения Мацпена на сионистскую идеологию являлись, пожалуй, главной отличительной особенностью этой организации в Израиле в период, предшествовавший «Шестидневной войне». Собственно, одной из причин их ухода из КПИ, о которой не упомянул Акива Орр, послужил тот факт, что в их глазах именно сионизм был преобладающим по значимости фактором израильской политики, нежели классическая «жажда наживы» правящей буржуазной верхушки. Непосредственно после войны печатный орган Мацпена был одной из немногочисленных левых издательств в Израиле, выступавших за безоговорочную деоккупацию завоеванных территорий, выражая поддержку движению палестинского сопротивления:

«Сопротивление и борьба за свою свободу — право каждого оккупированного и притесняемого народа. Выбор пути, средств и методов, необходимых и подходящих для этой борьбы должны быть определены именно жертвой оккупации. И было бы довольно лицемерно, будучи чужеземцем, особенно, если чужеземец является представителем народа-угнетателя, заниматься проповедями по типу «Так поступай, а так не смей» 6.

Очевидно, что занимая подобную позицию члены организации моментально превратились в изгоев израильского общества. Ближе к концу шестидесятых слово «мацпеновец» превратилось в своего рода клише, характеризующее национал-предателя, еврея-самоненавистника и тому подобное. Молодежь, раздававшую листовки печатного органа возле университетов и общежитий подвергалась нападению со стороны местных праворадикалов. Членов организации увольняли с работы, а 7 июня 1970 года на собрании правящей на тот момент лейбористской партии «Маарив» обсуждался вопрос об объявлении организации Мацпен вне закона. Голда Меир высказалась против подобного шага, руководствуясь, однако, не какими-то демократическими принципами, а предположением, что «в подполье мацпеновцы окажутся намного опаснее, нежели сейчас» 7.

Организация Мацпен просуществовала как единое целое всего десять лет, после чего, в конце 1972 года последовала волна арестов. Несколько видных членов получили длительные тюремные сроки за спланированное покушение на жизнь министра обороны Израиля — Моше Даяна и организацию ряда террористических актов на территории Израиля. Далее Мацпен и вовсе раскололся на мелкие фракции по разным идеологическим соображениям.

За относительно короткое время своей деятельности Мацпен не оказал какого-то значительного влияния на положение дел в регионе. Они не сыскали поддержки среди сытых и, в основном, довольных сионистской политикой еврейских масс. Ничего удивительного здесь нет, среднестатистического гражданина метрополии не особо тревожат ваши рассказы об аморальности системы. Он вполне лоялен по отношению к ней, и в этом плане ситуация с израильскими леворадикалами чем-то походит на историю городских партизан из Фракции Красной Армии. И те и другие — отчаявшиеся одиночки, мировоззренческие отшельники.

Примечания

  1. Sarah Leibowitz, «The days of Matzpen», Hadashot, 20 November 1992
  2. Joseph Washitz, «The Arabs in Palestine» (in Hebrew), Sifriat Poalim, p.151.
  3. Striking Seamen Storm Haifa Jail; Seek to Release Sailors
  4. THE ANTI-ZIONIST MOVEMENT WITHIN ISRAEL: ITS ORIGIN, TRAVAILS AND GROWTH
  5. ISO central committee, «Statement on the Israeli-Arab Conflict» May 1967
  6. General Declaration by the ISO
  7. Ma´ariv, June 7, 1970

Смотрите также

Back to top button