«Черный передел» в Зимбабве: все ли так безнадежно?

Попробуем разобрать основные стереотипы вокруг земельной реформы в Зимбабве и ее ближайших последствий.

1. Считается, что до 1980 г. Южная Родезия была процветающей страной. Возможно. Однако все макроэкономические показатели должны предваряться одним вопросом: кто был главным выгодополучателем развития и процветания этой страны? В Южной Родезии до 1980 г. существовала т.н. «дуалистическая» структура сельского хозяйства и, шире, экономики в целом. Страна была поделена и физически — на «белые» и «черные районы». «Европейский» сектор сельского хозяйства был представлен крупными фермами, производящими экспортные культуры (табак, хлопчатник, цитрусовые, чай, кофе). Основным выгодополучателем развитого аграрного сектора была белая община. Средние подушевые доходы белых родезийцев превосходили доходы чернокожих в 33 раза (3062 против 93 родезийских долларов). 10-20 тыс. из 210-тыс. белой общины были предпринимателями, в то время как среди местного населения искусственно поддерживалась безработица, всегда колебавшаяся на уровне 100-300 тыс. чел., при том что четверть работавших в стране по найму составляли иностранцы, в том числе в сельском хозяйстве (54%). Поэтому 20 тыс. экономически активных чернокожих родезийцев регулярно находилась на заработках в ЮАР. Иными словами, это был жесткий расово-дискриминационный режим, поэтому перераспределение земли после обретения независимости было вопросом времени и политической воли.

2. Земельная реформа разрушила структуру землевладения. К 1980 г. 15 млн га (или 45% пригодной для обработки земли) владели 6 тыс. белых фермеров. К 1999 г., накануне стихийных экспроприаций, в частном владении белых оставалось до 12 млн га земли. При этом 780 тыс. чернокожих семей возделывали 16,4 млн га (ок. 50%), в то время как реально с нее могли прокормиться лишь 325 тыс. домохозяйств. В ходе стихийного передела с 2000 г. землю только по официальным сведениям получили ок. 170 тыс. домохозяйств. Была перераспределена земля порядка 4,5 тыс. ферм (7,6 млн га, или 20% всей земли страны) и основано 145 тыс. мелких (группа A1) и 16 тыс. крупных коммерческих (группа A2) ферм. При этом никуда не делось традиционное общинное землевладение. Иными словами, базовая структура земельной собственности — мелкотоварное и крупное производство — осталась в силе. Но что самое важное — появился слой «средних фермеров» — динамичная промежуточная группа между крупными товарно-экспортными ранчо и традиционными общинниками. В этом — главное достижение земельной реформы Зимбабве. Она разрушила дуализм и двухсекторную модель сельского хозяйства и охватила товарно-денежными отношениями всю аграрную экономику Зимбабве.

3. На реформе разжились приближенные Мугабе. Такие эксцессы действительно были. Так, совсем недавно в ходе последнего земельного аудита выяснили, что бывшей первой леди Грейс Мугабе принадлежит 16 ферм к северу от Хараре. Однако бенефициарами реформы стало отнюдь не государство и коррумпированная партийная элита. Землю, в общем и целом, получили «простые люди», главным образом неимущие (до 70%), добившиеся тех целей, за которые они сражались вплоть до обретения независимости в 1980 г. Так, в провинции Масвинго благодаря связям с властями землю получили не более 5% зимбабвийцев.

4. Радикальная реформа привела к спаду производства, угрозе продовольственной безопасности и общему кризису. Отчасти это верно. Но кризис в стране начался раньше, во второй половине 1990-х гг., и характеризовался ростом цен на продовольствие и топливо. Именно тогда проживающие в сельской местности чернокожие жители, главным образом ветераны войны за независимость, стали стихийно захватывать фермы. Вмешательство правительства на стороне сквоттеров и принятие Программы ускоренной земельной реформы (Fast Track Land Reform Programme) в 2000 г. были превентивными мерами, призванными предотвратить надвигавшуюся социальную катастрофу. Однако в условиях стихийного передела собственности спад был неизбежен, поэтому уместнее говорить о переходном периоде, когда производственные цепочки и рынки приспосабливаются к новой конфигурации. Действительно, в 2001-2009 гг. серьезно (до 40%) упало производство пшеницы, табака, кофе, чая и говядины — главных экспортных статей Зимбабве. Но при этом наблюдался бум малых злаков — сорго и просо (163%), хлопка (13% к 2009), бобов, маниока, чая, удержалась важнейшая продовольственная культура — кукуруза. Таким образом, сельское хозяйство изменилось, но не рухнуло, но что гораздо важнее, оно существенно усложнилось и диверсифицировалось, чтобы отвечать потребностям внутреннего рынка. Кроме того, спад производства был вызван во многом внешними причинами: засухами, недофинансированием, недостаточным субсидированием, нехваткой иностранной валюты для закупок удобрений. С выходом экономики из кризиса в 2009 г. сельское хозяйство Зимбабве быстро восстановилось.

5. Новые «черные хозяйства» оказались нерентабельными. Это снова неверно. Как и во всех таких случаях, от реформы выиграли одни и проиграли другие. Одни владельцы сумели наладить производство и улучшить свой жизненный уровень, другие балансировали на грани разорения и нищеты, третьи забросили попытки стать фермерами. Действительно, далеко не все новые владельцы земли справились с задачей. С самого начала 46,5% домохозяйств считались «неблагополучными». Многие получившие землю уже утратили навыки земледелия и ведения хозяйства, многие бросили труды, столкнувшись с трудностями и невзгодами. Однако более половины чернокожих фермеров сумело улучшить материальное положение и производить продовольствие на продажу. Динамика производства к 2009 г. в 40-50% фермерских домохозяйств была позитивной.

Резюмируя. Земельная реформа в Зимбабве не обернулась национальной катастрофой. Несмотря на трудности «переходного периода», она помогла сотням тысяч зимбабвийцев пережить тяжелый экономический кризис и даже улучшить уровень жизни. В целом, реформа создала серьезную «подушку безопасности» для чернокожего большинства (а это свыше 97% населения) и помогла стабилизировать социально-политическую напряженность (все войны за независимость проходили под лозунгом возвращения земли, экспроприированной белыми колонистами к 1930 г.).

Что почитать на эту тему. Явно не СМИ. Лучшим на сегодняшний день исследованием является прекрасная и обстоятельная книга группы экономистов под руководством Яна Скунса «Zimbabwe’s Land Reform: Myths and Realities», основанная на детальном изучении динамики аграрного сектора провинции Масвинго. Ее резюме под заголовком «Zimbabwe’s land reform: challenging the myths» можно прочитать в 38-м номере «Журнала крестьянских исследований» (Journal of Peasant Studies) за 2011 г.


Впервые опубликовано в телеграм-канале Zangaro Today.

Смотрите также

Back to top button